Revue - REGARD SUR L'EST
Regard sur l'Est, revue en ligne
Dernière mise à jour le 21/10/2017 - 16:03 Paris


Asie centrale
Balkans
Caucase
Etats baltes
Peco
Russie


Tous les dossiers


Contact
Ligne éditoriale


 

 

Itinéraires baltes



 


Белaруский шоу-бизнес: нафталиновый запах
Dossier: "Portrait du Bélarus"

Par Eвгeний КАРПОВ*
Le 19/06/2014

«Belarus? Where is it? Is it Russia?» - самые частые и уже привычные вопросы, которые слышит беларус во время поездки заграницу. За без малого 25 лет независимости Беларусь так и не смогла создать узнаваемое лицо и самоидентифицировать себя в мировом информационном пространстве.



 
Однако, стоит отметить, что успехи белaруских спортсменов: переход футболиста Александра Глеба из лондонского «Арсенала» в Барселону, победы футбольного клуба БАТЭ над мюнхенской Баварией и Лиллем, завоевание титула «Первой ракетки мира» Викторией Азаренко, а так же три золотые олимпийские медали в Сочи биатлонистки Дарьи Домрачевой, - время от времени выводили слово «Belarus» в ТОП-5 поисковых запросов Google.

Намного хуже обстоят дела с белaруской культурой и музыкой. Услышать по одной из европейских или американских радиостанций песню белaруских музыкантов, равносильно найденному четырехлистному клеверу или цветку папаротника.

Плановая культура

В Советском союзе популярная музыка была основным, официальным направлением советской эстрады, поэтому она подвергалась тщательной цензуре. Как правило, музыка к песням обычно писалась членами Союза композиторов. Всё это определяло как высокие требования к материалу, так и узкие рамки творчества, особенно в плане лирики. Для эстрадных песен в основном писали либо патриотическую, либо любовную лирику.

В конце 1960-х зародилось новое для советской эстрады движение - ВИА (Вокально-Инструментальные Ансамбли). ВИА представляли собой официальные коллективы из профессиональных музыкантов, исполняли песни, написанные профессиональными композиторами и поэтами, и прошедший утверждение худсовета. Но даже в таких жестких условиях иногда появлялись музыкальные самородки, как, например, белaруская группа «Песняры», объездившая полмира с концертами и считающаяся гордостью Беларуси в наши дни. Существует легенда о том, что Джон Леннон назвал «Песняров» одним из лучших коллективов, которые он слышал, однако документального подтверждения этой легенды нет.

К слову, каждый городской Дом Культуры имел на балансе свой вокально-инструментальный ансамбль, который регулярно давал отчетные концерты.

Эта советская «плановая» система по освоению бюджетных средств сохранилась и в современной Беларуси. Перед чиновниками объединенных под названием Управление идеологической работы, культуры и по делам молодежи не стоит задача зарабатывать деньги путем организации качественных и интересных культурно-зрелищных мероприятий. У каждого на столе лежит план с праздниками и задачами по проведению мероприятий в эти дни. После их выполнения, чиновники сдают отчет о проделанной работе и получают премию к заработной плате.

Один из первых белaруских музыкальных продюсеров Владимир Кубышкин прокомментировал эту ситуацию так: «Когда шли переговоры с регионами об организации концертов, часто можно было слышать, что там рады бы принять того или иного музыканта, но у них есть очередь. Очередь из артистов, которые пришли с рекомендациями от самых разных инстанций начиная от глав облисполкомов. То есть механизм таков: сначала из администрации региона спускается бумага об организации тура некоего артиста в областной отдел культуры. Оттуда ее передают в отделы культуры городов. Так постепенно накапливается целая очередь из таких "внеочередников". В результате из 14 запланированных моих концертов 8 отменили. Звонят и ставят перед фактом, что, мол, вынуждены поставить концерт персоне с рекомендацией сверху. Хотя заполняемость зала естественным путем, то есть без принуждения и привлечения профсоюзов, была бы значительно большей. Знаете, руки опускаются.
Но ведь сами слова "коммерческий тур" предполагают не отчетность, не административную выгоду кому-то из чиновников, а зарабатывание денег – коммерческую выгоду артисту, владельцу зала, аппаратуры. А так в первую очередь пропускают тех, кто и половины зала не заполнит. А те, кто может собрать полный зал, вынуждены стоять годами и ждать своей очереди.
В этом плане у нас осталась советская система. Ежегодно выпускаются тысячи молодых специалистов, которые распределяются в музыкальные и танцевальные коллективы. Соответственно, их нужно обеспечить работой и заработной платой. И вот эти залы рассчитаны в первую очередь на этих людей. Плюс в маленьких городах у людей есть куда более важные траты, чем покупать билеты на концерты.
»[1].

Нестабильная экономическая ситуация так же не влияет положительно на зрительский интерес. В последнее время в регионах Беларуси люди между хлебом и зрелищами вынуждены выбирать первое. Поэтому, эстрадные артисты, чтобы собрать зал и заработать, используют другие административные ресурсы. Самым ярким примером может послужить Александр Солодуха. Маститый по меркам Беларуси эстрадный музыкант лично обзванивает директоров предприятий городов, в которых планируется его концерт и просит через профсоюзы предприятий распространить среди работников билеты на его выступление. Отказать мэтру официального белaруского шоу-бизнеса может не каждый.

«Слушай белорусское!»

В начале 2000-х правительством Республики Беларусь была инициирована крупная государственная программа импортозамещения. Так как в стране очень остро стала экономическая проблема многомиллиардного отрицательного сальдо торгового баланса. Прямо или косвенно, но госпрограмма начала распространятся и на важную часть шоу-бизнеса - радиостанции.

Идея под условным названием «Слушайте белорусское!» для пропаганды отечественной музыки родилась в Министерстве культуры в 2005 году. Тогда FM-станциям было предписано крутить в эфире не менее 75% композиций белaруских исполнителей. Однако по прошествии некоторого времени выяснилось, что станции стали терять не только интересе аудитории, но и деньги. Ввиду монополизации музыкального рынка безликими, «клонированными» эстрадными поп-артистами, и отсутствия конкуренции (любой, прошедший редакторскую цензуру артист попадал в эфир), форматы радиостанций потеряли свою уникальность. А низкое качество ротирущегося музыкального продукта вызвало обратную реакцию у слушателей - «Белaруское – значит низкокачественное». Новым законом, а значит и новыми возможностями не преминули воспользоваться пользующиеся авторитетом выходцы из советских ВИА и появившиеся музыкальные продюсеры.

В 2005 году продюсер Макс Алейников создал музыкальную группу «Топлесс». За 10 лет существования, группа, в которую первоначально входили четыре девушки, записала всего один альбом, выступила на всех значимых государственных праздниках и фестивалях и получила несколько музыкальных премий. Но творческая составляющая «Топлесс» никогда не была первостепенной. «Кто расставляет какие-то странные акценты: сравнивает Беларусь с Западом? Что вообще глупо по сути своей. Потому что корни наши растут из России. Для нас она законодатель моды и музыкальных тенденций.»[2]

И не надо всем рассказывать, что творчество стоит во главе всего. Во главе всего стоят деньги. В шоу-бизнесе действуют те же законы, что и в любом другом бизнесе. Как результат, отношение к музыке сугубо лишь как «к товару», когда в роли «купцов» выступают не зрители, а компании, породило большое число «поющих трусов» (Las Vegas, АмаZонки, Ямайка), главной целью которых стало получение необходимого уровня популярности для регулярных выступлений на закрытых корпоративных мероприятиях. Как правило, набор в такие группы проходил без прослушивания, а по фотографиям. Как рассказывает новый продюсер группы «Топлесс», Светлана Лис: «Наши любимые заказчики — Президентский спортивный клуб, официальный дилер Audi, футбольный клуб «БАТЭ», компания «Белатра», «Евроопт», представительство ОАО «Газпром» в Республике Беларусь. У нас сейчас так много заказчиков, что перечесть всех их сразу уже сложно. В планах достаточно интересные концерты, новое сотрудничество с другими компаниями из Беларуси и не только. Поэтому мы более чем уверены, что без работы не останемся и на новые дорогие платья для концертной деятельности уж точно заработаем!»[3]

Параллельная реальность

Белaруский шоу-бизнес как закупоренная комната, в которую давно не поступал свежий воздух. Хозяевам помещения свежий воздух не нужен, им приятен старый, нафталиновый запах истории, в котором сохранились воспоминания об их юности и молодости, запах, который дарит ощущение безопасности.

Первый независимый фестиваль белaруской музыки Basowiszcza в течение 20 лет проходил на территории соседней Польши. Конкурсная программа фестиваля открыла много громких имен для белaруской андеграундной сцены: Zet, Partyzone, BN, IQ48, Indiga и многие другие. Так же он давал возможность выступить коллективам, которые в разные годы за активную гражданскую позицию находились в «черных списках» (Neuro Dubel, Krama, N.R.M, Ляпис Трубецкой). В 2011 году появился очередной «черный список» музыкантов, чьи концерты отменялись по независимым от организаторов причинам, а их песни убирались из ротаций по радио. Это было связано с тем, что они подписали обращение к властям Беларуси с призывом отпустить всех задержанных во время акции протеста после президентских выборов 19 декабря 2010 года.

Однако, такие группы как Крамбамбуля, Ляпис Трубецкой давали аншлаговые концерты на самых больших площадках в Вильнюсе, Киеве и Праге, а большая часть зрителей была из Беларуси, для которых билет на концерт заменял визу. Сегодня персонами нон-грата в Беларуси остались лишь «Ляпис Трубецкой» и Дмитрий Войтюшкевич, для которых получение разрешения (гастрольного удостоверения) на организацию концерта остается практически нереальной задачей.

В среде белaруских музыкантов бытует мнение о том, что самореализоваться и завоевать популярность в Беларуси возможно только став популярным в соседних странах. Ярким примером могут послужить коллективы Макс Корж и IOWA, несколько раз номинировавшиеся на самые престижные музыкальные премии России и группа The Toobes, переехавшая в Польшу и поражающая публику и жюри на всевозможных польских музыкальных конкурсах. В Беларуси же занятие музыкой по-прежнему остается лишь в качестве хобби и редко выходит за рамки клуба на тысячу человек.

Примечания:
[1] sb.by
[2] gazetaby.com
[3] onliner.by

*Cпециальный корреспондент музыкального портала ultra-music.com

фото: Ямайка (Facebook).

Перевод на французский

 
 
Les maisons d’édition d’Europe centrale en exil:
écrire pour témoigner, publier pour transmettre
Trajectoire migratoire de l’instrumentiste bulgare dans le paysage contemporain
Des Dranikis au sang
Kirghizstan, cuisine sous la yourte. Reportage
La nuit où la RDA est sortie du placard
Die Nacht, als die DDR aus dem Schrank kam
Serbie: Sexe, violence et cinéma
Kazakhstan, des lueurs glacées d'Astana aux beautés brutes des steppes
 
Imprimer
Envoyer cet article par mail
Contacter la rédaction
Droits de reproduction et de diffusion réservés Regard sur l'Est 2017 / ISSN 2102-6017